18+
26.10.2016 Тексты / Статьи

Квентин Блейк и голова лошади

Текст:: Наталья Медведь

Обложка Блейк К. Миссис Бампс крутит педали. / Пер. Ирина Токмакова. — М.: Мелик-Пашаев, 2016. — 32 с.

Обозреватель Rara Avis Наталья Медведь о знаменитом карикатуристе Квентине Блейке и его работе со сказочником Роальдом Далем.

Квентин Блейк не просто художник-иллюстратор, он явление английской культуры. В Соединенном королевстве говорят, что Сэр Квентин рисует само детство. Его иллюстрации — неотъемлемая часть мира современного ребенка, преимущественно английского. Но и международного признания Блейку избежать не удалось. Книги с его иллюстрациями издаются во многих странах, интернациональность заслуг художника отражена и в длинном перечне его титулов и премий — от кавалера Ордена Британской империи до Медали Ганса Христиана Андерсена — перечисление займет неприлично много времени.

К российскому читателю Квентин Блейк пришел уже в статусе мировой звезды. На русском языке изданы книги, работа над которыми и сделала Блейка тем, кем он является сегодня — признанным мастером. И все равно восприятие его иллюстраций дается нашим читателям с заметным трудом. Что странно, блейковский стиль уходит корнями в традицию сатирической карикатуры, которая в России, пусть и не до такой степени, как в Англии, но тоже оказала влияние на культуру восприятия визуальных образов.

На русском языке с рисунками Блейка вышли книги в серии «Роальд Даль. Фабрика сказок» (всего Квентин Блейк проиллюстрировал 18 сборников Даля, и уже 16 из них изданы в России), две известные, но слабо замеченные у нас, книги Дэвида Уэльямса «Мальчик в платье» («Клевер», 2013) и «Сэр-вонючка» («Клевер, 2013»), произведения знаменитой итальянской писательницы Бьянки Питцорно, номинанта на премию Ганса Христиана Андерсена («Послушай мое сердце» — «Самокат», 2011; «Диана, Купидон и Командор» — «Самокат», 2014; «Удивительное путешествие Полисены Пороселло» — «Самокат», 2013), «Отшельник и медведь» («Поляндрия», 2015), написанная самым первым соавтором Блейка Джоном Йоменом, а также его собственные популярные книжки-картинки про Миссис Бампс («Миссис Бампс крутит педали»: «Мелик-Пашаев», 2016; «Миссис Бампс за рулем»: «Мелик-Пашаев», 2016). Список большой и репрезентативный, но и с ним армии поклонников Квентина Блейка не видно на горизонте наших широт.

Квентин Блейк рассказывал, что начал рисовать чуть ли не сразу после рождения, но в качестве профессии со школьных лет рассматривал только работу преподавателя. Он получил диплом учителя английского языка и литературы, даже несмотря на то, что уже в шестнадцатилетнем возрасте приобрел бесценную возможность публиковать свои рисунки и карикатуры в легендарном сатирико-юмористическом журнале «Punch». Этот период пришелся на годы особой популярности журнала, в котором еще в XIX веке печатались Чарльз Диккенс и Уильям Теккерей.

Даль Р. Чарли и шоколадная фабрика. / Пер. Елена Барон, Михаил Барон, Натэлла Злотникова. — М.: Самокат, 2014. — 192 с.


Дебют Блейка в издании такого уровня, безусловно, стал сильным стимулом для него как для художника. Начинающий карикатурист избегал личных визитов в редакцию, чтобы его очевидно юный возраст не слишком бросался в глаза маститым коллегам, да и посылать письма с набросками, дорабатывать одобренные редактором варианты было спокойнее. Благодаря такому формату работы Блейк услышал от своего редактора слова, ускорившие формирование узнаваемой манеры художника. Редактор признался, что сырые наброски в исполнении Блейка нравятся ему больше прилизанных чистовиков, и молодой карикатурист решил дать себе больше воли. Именно за свою свободную линию, создающую ощущение набросков на скорую руку и беспечной импровизации, Блейк часто получает верный по форме, но категорически ошибочный по сути вердикт: рисует как курица лапой.

Уже в качестве опытного карикатуриста, он дебютировал на литературном поприще с иллюстрациями к книге «A Drink Of Water» детского писателя Джона Йомена, увидевшей свет в 1960 году (издательство «Faber»). Свой интерес к детской иллюстрации Квентин Блейк никогда не объяснял стратегическими замыслами, порывом души или стремлением поэкспериментировать — ему показалось, что его рисунки достаточно смешные и задорные, чтобы понравиться детям. Так просто.

Даля и Блейка за глаза называли добрым и злым полицейскими детской литературы

Сегодня восьмидесятичетырехлетний Блейк бодр и хронически трудолюбив, он перестал подсчитывать книги в своей библиографии, перешагнув психологический барьер в триста изданий. Цифра дает представление о том, насколько малая часть этой библиографии известна российской публике. Но то, что мы знаем, — одни из лучших образцов книжной графики Блейка. В первую очередь иллюстрации к книгам Роальда Даля.

Даля и Блейка за глаза называли добрым и злым полицейскими детской литературы: оптимизм и мягкость Блейка уравновешивали куда менее добродушную картину мира по Далю. Квентин Блейк пару раз даже брал на себя роль адвоката и просил писателя-бунтаря быть помягче, чтобы взрослые не боялись читать его книги.

Первый опыт работы с Роальдом Далем пришелся на 1978 год. У Даля уже были за плечами «Чарли и шоколадная фабрика», «Джеймс и чудо-персик», «Изумительный мистер Лис», и он написал небольшой рассказ, напрашивающийся стать книжкой-картинкой. Появление «Огромного крокодила» («Alfred A. Knopf», 1978; издание на русском языке — «Самокат», 2012) Квентин Блейк вспоминал как интересную возможность обратиться к карикатуре в детской иллюстрации. Роальд Даль в своих текстах любил тот же уровень гротеска, что Квентин Блейк в своих иллюстрациях. Это был отчасти вызов. История про жуткого крокодила, который очень хотел съесть детей, придумывал коварные хитрости, но каждый раз был рассекречен. Рисуешь персонажа в соответствии с авторской фантазией — получаешь карикатуру на крокодила, рисуешь, как он притворяется то пальмой, то детскими качелями — получаешь все ту же карикатуру. По признанию Квентина Блейка образ огромного и до кончика хвоста злобного крокодила объединил массу архетипов от Ричарда III до персонажей итальянской комедии масок. И дальше с Роальдом Далем стало еще интереснее.

Даль Р. Свинтусы. / Пер. Евгений Карпов. — М.: Самокат, 2015. — 104 с.


Первая совместная книга позволила чуть сблизить орбиты, на которых вращались авторы, вторая, а ею стали «Свинтусы», вышедшие в 1980 году («Jonathan Cape», 1980; издание на русском языке «Самокат», 2015), помогла присмотреться к требованиям друг друга. Даль оказался разборчивым писателем и следил, чтобы иллюстрации в точности соответствовали его замыслу, и если он решил, что «волосья из его физиономии торчали торчком. Подобно щетине на обувной щетке» * — Даль Р. Свинтусы. / Пер. Евгений Карпов. — М.: Самокат, 2015. С.11. , то так тому и быть. Характерно, что «Свинтусы» неизменно присутствуют в иностранных списках самых запоминающихся книг тандема Даля и Блейка, а для нашего читателя история про омерзительнейшую семейку мистера и миссис Свин, подстраивающих друг другу и окружающим безобразные гадости, оказалась чересчур провокационной и была неоднозначно принята публикой.

К третьей книге, соавторы уже, видимо, начали подозревать, что сотрудничество затягивается не без причины, что между ними наблюдается слишком большое родство, чтобы им пренебрегать, поэтому общение перешло на новый уровень. Тем более что настало время работы над «Большим и Добрым Великаном» («Farrar, Straus & Giroux», 1982; издание на русском языке «Самокат, 2016»). В книге рассказывается необычная история о том, как единственный добрый великан, которого по сравнению с его девятью гигантскими и злобными родичами и великаном-то назвать можно с оговорками, вынужденно похищает девочку Софи, и это случайное событие ведет к положительным переменам в жизни главных героев и всего остального мира. По воспоминаниям Блейка, он не сразу рассмотрел в фигуре Большого и Доброго Великана стариковскую сентиментальность и трогательную душевность, поэтому первые два варианта иллюстраций категорически не понравились Далю. Главным толчком к верному направлению стал приезд Блейка в гости к писателю. Присмотревшись к тому, как Даль общается со своими родными, и особенно с внучкой Софи, тезкой главной героини, Блейк уловил автобиографические нотки в новом персонаже сказочника, он отказался от сатирического образа (а в первых вариантах у Большого и Доброго Великана была отчасти клоунская внешность) и добавил человеколюбия. В Большом и Добром Великане просматривается фигура самого Даля, писатель тоже по-своему «вдувает сны в детские комнаты».

Квентина Блейка называют идеальным соавтором писателей

На смену сотрудничеству пришла крепкая дружба, ее хватило на совместную работу еще над десятью книгам, которые Роальд Даль успел написать для детей до своей кончины в 1990 года, но, что заслуживает отдельного внимания, эта дружба вдохнула в Квентина Блейка смелость вернуться к ранним книгам Даля и проиллюстрировать их самостоятельно уже после смерти автора. Кроме как с помощью штудирования библиографий, по иллюстрациям разобраться к какому периоду какая книга относится невозможно. О том, насколько иллюстрации срослись с текстами, говорят и популярные экранизации «Чарли и шоколадной фабрики» и «Большого и Доброго Великана», где образы главных героев очень схожи с тем, как их изображал Квентин Блейк.

Даль Р. Большой и Добрый Великан. / Пер. Ирина Шишкова. — М.: Самокат, 2016. — 224 с.


Этот факт обращает на себя внимание, ведь одна из главных особенностей образов, создаваемых Блейком — их многовариантное прочтение. Художник оставляет обширное пространство для читательской интерпретации: у персонажей легко увидеть особые отличительные черты, но цельность образа у каждого читателя формируется собственная.

Квентина Блейка называют идеальным соавтором писателей, потому что он всегда предельно четко выражал свою позицию о главенстве авторского замысла над его интерпретаторами. В то же время сам Даль любил подчеркивать, что читатели смотрят на персонажей его книг глазами Блейка, но художник стоял на своем: писатель — голова лошади.

При этом Блейк не боялся играть сразу две роли — писателя и художника. У него есть и собственные книги, на русский язык переведены две книжки-картинки про миссис Бампс. Что характерно: это единственный персонаж, ради которого художник согласился на сиквел. Первая книга «Миссис Бампс крутит педали» вышла в 1987 году, а вторая «Миссис Бампс за рулем» — через солидные шестнадцать лет, лишь в 2003 году (обе книги на русском языке появились в издательстве «Мелик-Пашаев» в 2016 году). Две книжки-картинки с ловкими сюжетами и прекрасной ироничной интонацией. В первой миссис Бампс конструирует из обычного велосипеда удивительно многофункциональное двухколесное транспортное средство, а во второй — в результате череды дорожных происшествий наоборот деконструирует обычный автомобиль до состояния квадроцикла или багги.

Причудливо бегущая линия Блейка, его искрометный юмор и сатира на грани фола делают иллюстрации узнаваемыми, но при этом художник всегда подчеркивает, насколько важно для него менять ход мыслей и настроение с каждой новой книгой. Тонкая, даже субтильная игра с намеками и интонациями, жестами и движениями, которыми Блейк умеет передавать смыслы любого уровня сложности, выходит далеко за пределы простого высмеивания и гротескного изображения чего-то отвратительного или глупого. Умение прочитывать такие иллюстрации подразумевает владение навыками критического мышления хотя бы на базовом уровне. Поэтому стоит взглянуть на работы Квентина Блейка вне стереотипа, будто детские рисунки должны быть исключительно красивыми и добрыми.

Другие материалы автора

Наталья Медведь

​Холокост в дневниках Маши Рольникайте

Наталья Медведь

​Квест или путеводитель?

Наталья Медведь

​Три старичка и книжки-картинки

Наталья Медведь

​Ботева. Где празднуется жизнь

Читать по теме

Бесконечная сказка Шараз-де

Топпи С. Шараз-де. / Пер с фр. М. Хачатуров. — М.: Zangavar Cobalt, 2015. — 224с.

Обложка альбома «Шараз-де» манит нефритовым соколом. Древний друг и помощник, воспетый ассирийскими барельефами, словно зовёт внутрь книги, полной заморских притч. Но это лукавство, как и красный камень на шлеме птицы, скрывающем её глаз. Кто знает, не обернётся ли он по слову Иблиса, отца лжи, летучей мышью?

21.09.2015 Тексты / Рецензии

​Валентина Степченкова: «А Карлсон — отрицательный герой»

Лекция филолога, переводчика и преподавателя Шведской школы в Москве Валентины Степченковой о том, какие книжки шведы читают своим детям.

19.01.2016 Тексты / Статьи

​Калиновский. Выхватывая образы

Обозреватель Rara Avis Наталья Медведь о возвращении иллюстратора Геннадия Калиновского.

28.09.2016 Тексты / Статьи

​Проблемные книжки Ульфа Нильсона

Об особом языке Ульфа Нильсона и Эвы Эриксон рассказывает обозреватель Rara Avis Наталья Медведь.

12.10.2016 Тексты / Статьи