18+
05.08.2016 Кратко

Александр Чанцев

Литературный критик, эссеист-культуролог, японист

​​Об актуальных событиях недели (30 июля – 5 августа 2016)

  • Майкл Кейн сменил имя... на Майкла Кейна. То есть сменил, конечно, Морис Миклвайт, которому на старости лет надоело объяснять всем, в том числе пограничникам, что на самом деле он не Кейн и даже не Майкл. Да, одна морока с этими псевдонимами...
  • MTV запускает специальный канал, посвященный 90-м. И дело тут, кажется, не только в ностальгии ставших яппи подростков тех лет и не в моде (цикличность ее «осевого времени» составляет примерно 20 лет, как утверждают), но в самом формате музыкального канала. Если раньше на MTV показывали действительно музыку, то с 2000-х даже подумать о том, чтобы включить канал, было страшно — на смену клипам пришли бесконечные live- и talk-шоу, интеллектуальный уровень которых не выдержали бы и Бивис с Батхедом...
  • Американец заменил все семейные фото в доме на портреты актера Стива Бушеми. Да, иногда, не желая видеть некоторые лица, его можно понять... Тем более что реакция близких показательна — отец нового героя соцсетей заметил подмену (измену) на второй день, мать — только через неделю...
  • 30 июля в Линкольн-центре чествовали Лу Рида. Однодневный концерт-фестиваль «The Bells: A Daylong Celebration of Lou Reed» состоял из собственно выступлений различных артистов, аудивизуальной инсталляции вдовы Лу Лори Андресон и даже — демонстрации тайцзицюань с оружием...
  • А у нас 24 и 25 августа на ВДНХ состоится шоу «Классическая музыка в 3D». Не знаю, кого как, но меня шоу Жана-Мишеля Жарра или даже поющий фонтан Монжуик как-то не впечатлили, но тут организаторы обещают «3D меппинг, генеративная графика, динамический свет», что бы это ни означало...

Другие материалы автора

Александр Чанцев

​Леонид Юзефович: «Упорядочить чуждый мир, не совершая над ним ментального насилия»

Александр Чанцев

​Лена Элтанг: «Все проходит, кроме удивления»

Александр Чанцев

​Сергей Соловьев: «Мы себе не равны никогда»

Александр Чанцев

​Андрей Иванов: «Я — постоялец моих книг»