18+
17.08.2015 Тексты / Интервью

Монахиня Евфимия. Грешно ли верующим читать детективы?

Беседовала Алена Бондарева

Фотография Дмитрий Чижов

Православная писательница м. Евфимия рассказывает о том, как детектив стал миссионерским, и что бы случилось, будь участковый Анискин верующим.

— «Христианский детектив * — подвид так называемого клерикального детектива. Главный герой, одновременно сыщик, имеет отношение к той или иной конфессии, и в жизни, а заодно и в расследовании, следует своим религиозным принципам. Однако найти и наказать преступника персонажу удается не столько благодаря умениям и смекалке, сколько с Божьей помощью » давно прижился на страницах мировой литературы. А вот «православный» — явление относительно новое. В чем разница?

— Грань на самом деле зыбка. «Православный детектив» похож на «христианский». В основе сюжета — одно или несколько преступлений, совершенных на греховной почве. Сыщик или тот, кто выступает в его роли — верующий, либо становится таковым в процессе расследования. Например, героиня романов Юлии Вознесенской, графиня Елизавета Апраксина — штатный сотрудник мюнхенской полиции, всегда руководствуется религиозными убеждениями. Однажды даже берется за дело мнимой самоубийцы. И волнует Апраксину не столько поиск возможного убийцы, сколько забота о душе жертвы, в вещах которой она находит крестик. Как известно (все мы помним это по истории Офелии), самоубийц не положено хоронить по-христиански... Но книги Вознесенской — лишь попытка создать детектив, альтернативный европейскому. Пока среди наших православных писателей нет детективщика, равного Гилберту Честертону, как нет и героя, подобного отцу Брауну.

Юлия Вознесенская (1940-2015), православная писательница-эмигрантка (с 2002 года жила в Берлине). Автор детективов о сыщице графине Апраксиной: «Асти Спуманте. Первое дело графини Апраксиной» (2007), «Русалка в бассейне. Новое дело графини Апраксиной» (2007) и «Благодарю за любовь» (2009) . В конце жизни также писала православное фэнтези.

Справка RA:

— А почему на православной почве не возникает такого писателя?

— Разумеется, ответ на этот вопрос знает только Бог. Я же могу лишь предположить, что подобные промахи связаны с максимализмом православных авторов и прозелитизмом некоторых из них. Ведь когда человек только приходит к Богу, особенно если путь был долог и труден, в нем остается свет исканий. И вполне естественно, что неофиту хочется категорично заявить о переменах. Примерно как у Тургенева: «И сжег я все, чему поклонялся, и поклонился всему, что сжигал». Поэтому православный детектив — детектив в черно-белых тонах, в отличие от христианского, где возможны оттенки (так, в знаменитом рассказе Честертона «Молот Господень» преступником оказывается одержимый гордыней священник). К тому же от авторской непреклонности и излишнего морализаторства страдает и интрига. Например, в финале многих детективов, как в житиях святых, происходят слишком явные чудеса. И, хотя мы, православные, верим в подобные вещи, такие концовки даже у нас вызывают вопросы.

Фото с сайта: kinopoisk.ru
1 2

— Я так понимаю, Лесков и Достоевский вполне могут считаться предвестниками православного детектива. А кто еще?

— Вы удивитесь! Лев Овалов (1905-1997) и его герой майор Пронин. Какими бы смешными не были книжные милиционеры и следователи советской поры, по своей сути они получались довольно близкими к образу верующего человека. Хотя о подобном сходстве можно говорить с осторожностью — ведь советский милиционер и атеист, и коммунист. Но если бы не эти обстоятельства, возможно, тот же участковый Анискин (персонаж рассказов Виля Липатова) вполне мог бы стать идеальным православным детективом.

— И все-таки детектив, пусть и православный — это светская литература?

— Его можно отнести и к светской, и к церковной литературе. Сейчас многие православные люди по разным причинам не читают светские книги. Например, считают их не душеполезными. В этом контексте православный детектив — литература миссионерская. Он рассчитан на тех, кто пришел в Церковь недавно. Неофитам подчас сложно расстаться с прежним кругом чтения. И чтобы смягчить переход, людям новообращенным предлагаются православные фэнтези, детектив, женский роман и сказка.

Господь может привести человека к Себе через любую книгу. Даже через атеистическую

— То есть в идеале верующим детективы лучше не читать?

— На этот вопрос каждый отвечает сам. Все зависит от духовного опыта. Например, я, согласно своему церковному воспитанию, считаю, что сначала нужно читать Писание, потом Отцов Церкви, жития, а уже после — все остальное. Но это моя личная иерархия. Да и во времена моего воцерковления не было ни православных детективов, ни православного фэнтези... Опять же — Господь может привести человека к Себе через любую книгу. Даже через атеистическую. Такие примеры широко известны.

— И последний вопрос. А как быть с интригой? Ведь суть детектива — сначала завлечь, а потом развлечь читателя... с точки зрения религии, даже немного греховно...

— Увлекательное начало — старый литературный прием. Ведь если человек с интересом следит за перипетиями, то с не меньшим удовольствием освоит и попутный рассказ о Боге, Православных Таинствах и молитве... Людям, только открывавшим для себя Православие, необходимо чтение, подходящее их духовному возрасту. Примерно об этом же три века назад писал Святитель Димитрий Ростовский. Кстати, в его книгах приключения смешаны с поучениями. А в детективах Юлии Вознесенской рассказ о расследованиях идет параллельно с повествованием о жизни во Христе и пагубных последствиях вне ее.

Монахиня Евфимия

(в миру Елена Владимировна Пащенко), р. 1964. Автор нескольких сборников рассказов: «Яблони старца Амвросия. Невиданные истории» (2013), "Возвращение Чудотворной и другие рассказы«(2013), «Драма из приходской жизни» (2015) и прочие. В своем творчестве монахиня Евфимия часто обращается к жанру православного детектива. Например, ей принадлежат два цикла. Героиней первого становится врач-невролог Нина Сергеевна, верующая женщина, весьма любопытная и временами недалекая. В основном она расследует дела, связанные с Церковью и ее историей. Персонаж второго — антиквар и беспринципный шкурник Борис Жохов (по кличке Жох), стремящийся обмануть не только людей, но и самого Господа Бога. Объединяет оба цикла рассказ «Свой человек на небесах», в нем Жох и Нина Сергеевна пересекаются.

Справка RA:

Читать дальше