18+
08.01.2016 Тексты / Рецензии

Хроника текущих событий от Арслана Хасавова

Текст: Роман Сенчин

Обложка предоставлена автором

Писатель Роман Сенчин рассказал Rara Avis о книге Арслана Хасавова и «тревожном воздухе» Грозного.

Арслан Хасавов. Отвоевывать пространство. Сборник эссе. — М.: Концерн «Литературная Россия», 2015. — 304 с.

Книгу Арслана Хасавова «Отвоевывать пространство» сложно отнести к какому-либо определенному жанру литературы. Да и стоит ли? Большинство русских (людей, писавших по-русски) критиков постоянно заходили на пространство публицистики, лучшие публицисты обращались к произведениям художественной прозы, живописи, музыки.

Кто были и есть, к примеру, Белинский, Константин Аксаков, Чернышевский, Писарев, Буренин, Шкловский, Макаров, Дедков, Чалмаев, Селезнев, Кожинов, Аннинский, Роднянская, Бондаренко, Пустовая? По сути, собственно оценщик литературных текстов или политолог, социолог, экономист никому не нужны — нужны те, кто соединяет в своих статьях и то, и другое, и третье...

Не так давно возникла потребность в книгах, подобных сборнику Хасавова. Вспомню вызвавшие достаточно большой резонанс «Скрипач не нужен» Павла Басинского, «Медиумы безвременья» Евгения Ермолина, «Феникс поёт перед солнцем» Натальи Ивановой, «Летучие бурлаки» Захара Прилепина, «Блокада мозга 2014» Виктора Шендеровича, первые ласточки серии «Лидеры мнений» издательства «РИПОЛ классик» — «Вот жизнь моя» Сергея Чупринина и «Великая легкость» Валерии Пустовой.

Книги эти сложены из текстов, публиковавшихся в социальных сетях, СМИ, они вроде бы уже известны, но, вынутые из потока информации, заключенные под обложкой, приобретают другой вес и ценность.

«Отвоевывать пространство» имеет пять разделов, но я бы не делил эссе по темам, а пустил их в хронологическом порядке, тем более что это своего рода и есть хронология событий общественно-политической и литературной жизни последних пяти лет — непростых, тревожных и интересных лет.

В разделе о Чечне, за судьбу которой душа автора явно болит, Арслан не может пройти мимо некоторого исключительного положения республики по сравнению с остальной Россией

Арслан Хасавов, автор повести «Смысл», лауреат премии «Дебют» 2014 года, пишет о Чечне, из которой происходит род кумыков Хасавовых, о Москве, в которой автор вырос и живет, о Сирии, где бывал не раз, о протестном движении и, конечно, о литературе, той литературе, что отображает и отчасти преображает реальность.

Да, жаль, что Хасавов не соблюл хронологическую последовательность не только во всей книге, но и в отдельных разделах. Эссе 2015-го порой обгоняют эссе 2014-го, 2012-го забегают впереди 2011-го... Я, кажется, понимаю логику автора — ему хочется заканчивать раздел текстом позитивным, хоть отчасти оптимистическим, а не мрачным.

В разделе о Чечне, за судьбу которой душа автора явно болит, Арслан не может пройти мимо некоторого исключительного положения республики по сравнению с остальной Россией, опасности авторитарного руководства, нечистоплотного бизнеса (особенно интересна в этом отношении по фактическому материалу статья «Слишком уж «Грозный-Сити»), но стоит ему увидеть что-нибудь хорошее, и Арслан торопится поделиться с читателем. Но после этого в Грозном происходит разгром Комитета против пыток в июне 2015 года, и Хасавов не может не написать об этом: «...всё это походило на форменный беспредел а-ля лихие девяностые. Даже сложно представить, что всё это произошло в центре Грозного, в последние годы считавшегося едва ли не самым безопасным городом России. Сам факт случившегося вкупе с неторопливой реакцией представителей правоохранительных органов и последовавшими заявлениями главы Чечни красноречиво свидетельствует, что нападавшие были уверены не только в своей правоте, но и в безнаказанности».

Политическая, общественная деятельность практически невозможны, и один из путей отвоевывать пространство — литература

Но заканчивать раздел о Чечне на такой ноте автору было, по-видимому, тяжело, и он завершил его эссе под названием «Рамзан Кадыров. Вперед и вверх», написанным в мае 2014. «Тревожный воздух, нависавший над Грозным в совсем недавнем прошлом, сменился прохладной свежестью новой эпохи. О необходимости хотя бы частичной либерализации Чеченской Республики говорилось немало, причем указывалось в подобных прогнозах и на то, что сам Рамзан чувствует этот запрос общества».

Дальнейшие события, в том числе и за пределами Чечни, показали, что до «хотя бы частичной либерализации Чеченской Республики» еще очень-очень далеко...

Планета Земля накаляется, дрожит, вспухает религиозными, этническими, социальными, геополитическими конфликтами... Бушуют беспощадные войны. Одной из них — в Сирии — посвящен отдельный раздел книги Хасавова. Причем он пишет о ней не как телезритель, а как очевидец: в 2012 году провел несколько недель в этой стране, побывал в Хомсе, где шли уличные бои.

Тексты сборника «Отвоевывать пространство» заставляют вспомнить часто уже забывшиеся, утонувшие в новостном потоке случаи, и общее ощущение возникает не слишком уж обнадеживающее — пространство свободы неуклонно сужается. Политическая, общественная деятельность практически невозможны, и один из путей отвоевывать пространство — литература.

Если о литературных пристрастиях Арслана Хасавова судить можно довольно определенно: он ищет в книгах не игры, а смысла, инструментов преобразования действительности, то его социально-политические взгляды определить сложнее

Автор, сам интересный, талантливый прозаик, лаконично и вкусно пишет о прочитанных книгах. Среди тех, кто в фокусе его внимания — Андрей Рубанов, Герман Садулаев, Кирилл Рябов, Сергей Шаргунов, Евгений Алехин, Виктор Ремизов, Эдуард Лимонов, Мишель Уэльбек, Джулиан Барнс, Джонатан Литтелл и, конечно, писатели Северного Кавказа — Канта Ибрагимов, Аслан Шатаев, Берс Евлоев; упоминается и замечательный критик из Чечни Лидия Довлеткиреева, статьи которой, к сожалению, в последние два-три года перестали появляться в центральной печати...

Если о литературных пристрастиях Арслана Хасавова судить можно довольно определенно: он ищет в книгах не игры, а смысла, инструментов преобразования действительности, то его социально-политические взгляды определить сложнее. Скорее всего, он настоящий гуманист, ищущий справедливости, разума, честности. К этому Хасавов и пытается призывать в своих небольших по объему эссе.

Но он не идеалист. Вот, к примеру, как трезво он написал о Варваре Карауловой, той девятнадцатилетней московской девушке, что вроде бы вдруг побежала в ИГ (запрещенная на территории России террористическая организация). Напомню, что ее перехватили на территории Турции, вернули домой. Большинство следивших за ее историей людей считали, что побег этот, некий девичий каприз, закидон. Но Хасавов еще тогда, в июне 2015-го, сразу после ее обнаружения на турецко-сирийской границе, написал: «И если даже предположить, что ей по тем или иным причинам удастся избежать самой драматической участи (имеется в виду лишение свободы — прим. автора), то на текущем этапе сложно предположить, как бы она (Варвара Караулова — прим. автора) вновь могла социализироваться в общество, которое она только что без оговорок, будто опрокинув шахматную доску, отвергла».

Варвару освободили от уголовной ответственности, но осенью все же арестовали по подозрению «в попытке вербовки граждан в запрещенную в России международную террористическую организацию «Исламское государство».

Подобных сбывшихся прогнозов в книге Арслана Хасавова немало. И это заставляет читателя оглядываться назад — на самое недавнее прошлое, — жить не то чтобы осторожнее, а осмотрительнее, осмысленнее, что ли. И это немало.