18+
14.12.2015 Тексты / Рецензии

​Фетиш Коллекционера

Текст: Максим Клейменов

Обложка предоставлена издательством Zangavar

Обозреватель Rara Avis Максим Клейменов о таинственном Коллекционере, загадочных артефактах и старом добром колониализме.

Топпи С. Коллекционер. / Пер. с фр. М. Хачатуров. — М.: Zangavar Cobalt, 2016. — 256 c.

Никому не известно, кто скрывается под псевдонимом «Коллекционер». Статный мужчина в костюме-тройке, прячущий взгляд под полями шляпы, прославился на весь мир экстравагантностью увлечений. Сам он объяснял свою страсть следующим образом: «Я собираю лишь те предметы, которые наполнены для меня особенным смыслом, предметы, у которых, если хотите, есть собственная судьба. Каждый из них в своё время стал персонажем отдельной истории, благодаря скрупулёзным исследованиям, известной лишь мне одному. Как только такой предмет оказывается в моём распоряжении, больше его не видит никто» * — Топпи С. Коллекционер. / Пер. с фр. М. Хачатуров. — М.: Zangavar Cobalt, 2016. — с. 16. .

Истории Топпи о Коллекционере выходили с большими промежутками в течение двадцати лет. И все они уместились в один альбом размером менее трёхсот страниц. Выход отечественного издания можно считать настоящей удачей — российский читатель практически не знаком с европейскими комиксами. Они словно проделывают путь, обратный сокровищам Коллекционера, медленно и неуверенно выходя из тьмы неизвестности.

В книге Топпи не найти следов скринтонов, компьютерной графики и других деталей, свойственных типичному периодическому ширпотребу. Автор «Коллекционера» был мастером, а не станочником на производстве. Каждый кадр в книге самодостаточен и проработан настолько, что позволяет всматриваться, изучать рельефы, узоры, штриховку, игру света и тени. Например, склон близ реки Литтл-Бигхорн или орнаменты на лицах вождей племени маори — любое изображение претендует на звание произведения искусства.

Топпи С. Коллекционер. / Пер. с фр. М. Хачатуров. — М.: Zangavar Cobalt, 2016. — 256 c.
1 3

Несмотря на то, что сам Коллекционер стремится сохранить инкогнито, проскальзывающие время от времени детали позволяют сложить о нём некоторое впечатление. Он мог позволить себе в молодые годы медицинское обучение в Вене и превосходно владеет языками. Ему принадлежат индийские чайные плантации, южноафриканские птицефермы и канадские предприятия по лесозаготовке. Словом, он британский магнат.

Однако Коллекционер не утруждает себя делопроизводством. Его владения — налаженная машина по умножению капитала, который он пускает на приобретение новых сокровищ. Ни одно дикое место не остановит его: зной песков Эфиопии, безлюдная тибетская долина или развалины, затерянные в Карпатских горах — он готов дойти до края земли, если это потребуется, чтобы добыть желаемое. «Я всегда получаю то, что хочу», — его слова звучат рефреном, переходя из истории в историю.

Топпи описывает колониальное устройство в зените. В твёрдой поступи белого человека начинает проскальзывать сбивчивая хромота, как только он оказывается на зыбкой почве чужеземных народов. Империи, штурмуя последние бастионы неподконтрольных цивилизаций, стремятся овладеть тем, что с легкой руки Джозефа Конрада получило название «сердце тьмы». Тот, кто верит в своих богов, не приемлет уклад метрополии и не платит дани, должен подчиниться или умереть.

Персонажи, встречающиеся на пути Коллекционера, превращаются в галерею образов колониализма. Живущие по библейским принципам братья-протестанты Ефан, Авимелех, Зебулон и их командор, по сути, являются бандитами с большой дороги; граф Геннадий Ефимович Кондрашин, сумевший воссоздать среди американских прерий барщину; лейтенант Пеллиссоне ди Корбьера, предвкушающий славу итальянского оружия; английские войска, желающие истребить неугодное племя руками подлеца...

Коллекционер не такой. Он не видит в образе жизни других народов проблемы. Их вера, уклад, способ ведения быта — для него не преграда до тех пор, пока можно поддерживать взаимовыгодное сотрудничество. И пока местные готовы вести с ним товарно-денежные отношения и держать своё слово — они выгодные партнёры. По сути же, Коллекционер — представитель глобального транснационального капитала, случайно занесённый в викторианскую эпоху.

Топпи С. Коллекционер. / Пер. с фр. М. Хачатуров. — М.: Zangavar Cobalt, 2016. — 256 c.
1 3

Но не стоит думать, будто он — персонаж положительный, борец за добро и справедливость. Топпи не создавал очередного Тинтина, рвущегося за приключениями ради них самих. Его герой руководствуется сугубо личными интересами: выгода и жажда обладания очередным предметом коллекции. Более того, будучи собранными вместе, пять артефактов, вокруг которых строится повествование, создают поистине угрожающие перспективы для окружающих. Ведь никому не известно, кто скрывается под псевдонимом «Коллекционер». Возможно, это величайший злодей, решивший завладеть миром? Или наоборот, человек, решивший избавить людей от владения предметами, силу которых они оценить не способны? Топпи оставляет возможность для полёта фантазии.

Пять историй построены по схожей схеме: её канва хорошо считывается по мере погружения в книгу. Коллекционер, идущий к намеченной цели, сталкивается с препятствием, которое нельзя обойти с помощью обычного кольта. Как правило, главный герой сталкивается с более компетентным и сильным противником, готовым зайти намного дальше, чем Коллекционер, в своем желании завладеть сокровищем. Но Топпи не утруждает себя сложным сюжетостроением. Если историю о Калумете из красного камня рассказывает сам Коллекционер, а о том, как был добыт Абиссинский обелиск — житель пустыни, то следующие приключения подаются без вмешательства какого-либо рассказчика. Определённые детали могут совпадать. Так, Коллекционеру готовы помочь вожди афганского и новозеландского племён, поскольку он ранее спас их сыновей.

Сюжет в случае «Коллекционера» побочен. Это лишь повод для открытия чего-то большего. Топпи наслаждается разнообразием культур разных народов, их легендами и поверьями, повествование всё время движется по ускользающей кромке, соединяющей правду и вымысел. Но при этом «Коллекционер» рассказывает о пульсирующей истории и призывает прислушаться к её ритму. С ним связана особенность собираемой коллекции, и ответ, объясняющий, почему Топпи, вновь и вновь позволяет услышать голоса умолкших народов. И, учитывая всё вышесказанное, так ли важно, кто скрывается под псевдонимом «Коллекционер»?

Другие материалы автора

Максим Клейменов

Тайна Бэтмена и Эдгара По

Максим Клейменов

Krazy Kat и сумасшедший автобус

Читать по теме

Диктатор Иван и святой Чингисхан

Баранько И. Орда. — СПб.: Комильфо, 2015. — 144с.

«Скажи мне, о чём была вся эта история? Тот, кто найдёт ответ на этот вопрос, немедленно обретёт просветление».

19.08.2015 Тексты / Рецензии

Бесконечная сказка Шараз-де

Топпи С. Шараз-де. / Пер с фр. М. Хачатуров. — М.: Zangavar Cobalt, 2015. — 224с.

Обложка альбома «Шараз-де» манит нефритовым соколом. Древний друг и помощник, воспетый ассирийскими барельефами, словно зовёт внутрь книги, полной заморских притч. Но это лукавство, как и красный камень на шлеме птицы, скрывающем её глаз. Кто знает, не обернётся ли он по слову Иблиса, отца лжи, летучей мышью?

21.09.2015 Тексты / Рецензии

«Здесь». Вселенная в спичечном коробке

Обозреватель Rara Avis Максим Клейменов о genius loci и других загадках графического романа Ричарда Макгуайра «Здесь».

11.12.2015 Тексты / Рецензии

Еще рецензии

Дядюшка Абнер и Ко

Клерикальный детектив — история на любителя. Случайность или Божий промысел — такой же двигатель сюжета, как и логика автора. Да и сыщики (вне зависимости от их конфессиональной принадлежности) любят пофилософствовать. Окружающие в этот момент могут хоть поубивать друг друга, но минутки проповеди им не избежать.

21.08.2015 Тексты / Рецензии

​Франкл. Несвятая святость

Об австрийском психиатре и философе Викторе Франкле принято писать восторженно и с придыханием: вот человек, испытавший свою теорию на собственной шкуре, подтвердивший концепцию страшным личным опытом.

14.10.2015 Тексты / Рецензии

​Акварели Воцмуша

Bratec Lis Gallery, Спартаковский пер., 2, стр. 1.

07.12.2015 События / Что посмотреть

​Она + Он (Дракон)

На экраны вышло российское романтическое фэнтези в духе вампирской «сумеречной» саги.

09.12.2015 Тексты / Рецензии